«Все, что нажито непосильным трудом…»

Проблемы в экономике вынуждают российские власти опустошать резервы, которые оставались неприкосновенными почти 6 лет. Если за первое полугодие 2015 года на латание дыр было потрачено 500 млрд руб., то только за июль-август — уже 400 млрд руб. А до конца года Резервный фонд, по оценкам Минфина, может потерять 2,5-3 трлн руб. Чтобы сохранить кубышку, Дмитрий Медведев в четверг объявил о приостановке действия бюджетного правила: эта мера позволит правительству существенно сократить расходы, в том числе социальные. «Ситуация сложная, — признал глава кабмина. — Вопрос, как используются государственные деньги, сегодня имеет особое значение».

Прошлой осенью чиновники спорили, при какой стоимости нефти — 80 или 90 долларов за баррель — стоит распечатывать кубышку? Сегодня эти дискуссии выглядят полным анахронизмом и вызывают у их участников разве что нервный смех. Цены на нефть упали ниже 50 долларов за баррель. На этом фоне актуальность приобрел совсем другой вопрос: как растянуть имеющиеся резервы? По состоянию на 1 сентября в Резервном фонде страны находилось 4,7 трлн руб., а в Фонде национального благосостояния (ФНБ) — 4,9 трлн руб. Суммы вроде бы немаленькие, но при нынешних проблемах в экономике, помноженных на объем бюджетных обязательств, имеют тенденцию быстро испаряться. По словам министра финансов Антона Силуанова, с января по сентябрь правительству пришлось потратить 900 млрд руб. резервных средств и 350 млрд руб. из ФНБ. Причем в последние два месяца темпы расходов резко возросли. До конца года резервы, как ожидается, «похудеют» всего на 2,5-3 трлн руб.

Владимир Путин уже несколько раз предупреждал, что разбазаривать накопленные непосильным трудом золотовалютные богатства нельзя. Но другого выхода у властей пока нет. Силуанов признал, что впервые за последние пять лет наблюдается превышение расходов над доходами: в первом полугодии в бюджет пришли 6,6 трлн руб., а «ушли» 7,4 трлн. Дефицит, по его словам, обусловлен прежде всего сокращением нефтегазовых поступлений. По сравнению с прошлым годом они упали почти на 20%: в денежном выражении — это 2 трлн руб. Ситуацию удалось несколько выправить за счет ослабевшего рубля. «Рост курса доллара по отношению к рублю дал плюс на 1,1 трлн руб.», — уточнил Силуанов. Ну а остальной дефицит пришлось покрывать за счет резервов и новых заимствований, куда же деваться. Кроме того, «довольно много бюджетных средств», как выразился Медведев, пришлось потратить на поддержку банковской системы и реального сектора, а также обеспечение сбалансированности региональных бюджетов, которые погрязли в долгах как в шелках.

Чтобы остановить опустошение кубышки, правительство приняло решение отменить в 2016 году бюджетное правило, разные модификации которого действуют в РФ уже 10 лет. Оно предусматривает перечисление нефтегазовых доходов выше цены отсечения в резервные фонды (что в нынешних условиях само по себе нонсенс), а также формирование расходов бюджета, исходя из средней цены на нефть за последние несколько лет плюс 1% ВВП. «Этот механизм сыграл свою позитивную роль, — заявил Дмитрий Медведев. — Он позволял сформировать суверенные фонды, чтобы обеспечить стабильность финансовой системы, выполнять социальные обязательства, что и было сделано. Но при таких низких ценах на нефть мы должны беречь резервы и в большей степени опираться на другие источники». Если бы принцип бюджетного правила сохранился, резервы полностью испарились уже в начале следующего года, предсказывали эксперты. Новый подход позволит растянуть удовольствие. В 2016-2017 гг. из Стабилизационного фонда возьмут по 1 трлн руб. Таким образом, к 2018 году от былой роскоши останется всего 500 млрд руб. Пополнение резервов в ближайшую трехлетку не планируется. Однако руководители страны излучают осторожный оптимизм. «Плохой тренд на рынке энергоносителей налицо, но все еще может измениться», — недавно обнадеживал Путина Силуанов.

Впрочем, на заседании правительства глава Минфина предпочел воздержаться от эмоций и сухо перечислил основные тревожные симптомы, которые могут негативно повлиять как на исполнение настоящего бюджета, так и на формирование следующего. Помимо цены на нефть это общий спад в экономике, уже отразившийся на налоговых доходах. Хотя по итогам первого полугодия налог на прибыль вырос на 26%, в последние два месяца наблюдаются «достаточно волатильные» поступления, темпы снижаются, предупредил Силуанов. Более-менее предсказуемо пока ведут себя физические лица — их налоговые отчисления выросли на 4%. Дмитрий Медведев, в свою очередь, пообещал, что «несмотря на достаточно сложный, неблагоприятный экономический фон» правительство выполнит свои обязательства по выплате пенсий, пособий и субсидий. «Бюджетная система по основным параметрам остается стабильной и сбалансированной», — заверил премьер, отметив, что аналогичный подход будет использоваться и в следующем году.

Впрочем, основные параметры будущего бюджета на заседании правительства не назывались. Медведев лишь предупредил, что расходы будут серьезно урезаны и чтобы разобраться со всеми ведомствами и утрясти имеющиеся разногласия (в частности до сих пор не решен крайне чувствительный вопрос о размере индексации пенсий и пособий), правительству нужен еще один месяц. Из-за экстренной ситуации проект бюджета планируется внести в Госдуму не, как обычно, в сентябре, а не раньше конца октября. При этом власти решили отказаться от долгосрочных прогнозов и вернуться к однолетнему циклу планирования. «Годовой бюджет позволит в настоящий момент опираться на более точный прогноз основных макроэкономических показателей и учитывать текущие тенденции», — пояснил Медведев.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.