Чем может обернуться временная стабилизация экономики

Оптимизм временной стабилизации грозит обернуться новым потоком плохих новостей. Эффект осенне-зимнего антикризисного пакета будет исчерпан, скорее всего, уже к концу весны. Тогда и начнется самое интересное.

Помню, в каком-то советском учебнике истории была глава, озаглавленная: «Временная и частичная стабилизация капитализма». Ясное дело, если советская идеология и готова была признать, что капитализм стабилизировался, то лишь «временно» и «частично». А с другой стороны, что может быть на этом свете постоянного. Полная и окончательная стабилизация достигается только на кладбище.

Формула относительно «временной и частичной стабилизации» неожиданно пришла мне на ум, когда я просматривал очередные отчеты о положении дел в американской экономике. В середине марта биржевые индексы впервые, хоть и несколько неуверенно, пошли вверх, потребительская активность оживилась. Некоторые компании впервые за много месяцев получили прибыль. А кто-то даже отказывается от получения очередных правительственных кредитов. Следуя примеру южных соседей, некоторые канадские банки тоже сообщили, что не нуждаются в государственных деньгах. Отказываются, конечно, не потому, что заботятся об экономии общественных средств, а потому что рано или поздно за правительственную помощь придется расплачиваться. Либо возвращать деньги, либо отдавать акции.

Одновременно пришли сообщения о растущем спросе на металл и некоторые другие виды сырья. Правда, речь идет не столько об оживлении производства, сколько о том, что реализуются складские запасы. Несколько выросло жилищное строительство, хотя вроде бы особых причин для роста нет. Цена на нефть, опять же, держится устойчиво на уровне 40 долларов за баррель, так что лидеры ОПЕК решили больше производство не сокращать. Меры по сокращению производства для самих экспортеров весьма болезненны. Цена может и не повыситься, а прибыль в любом случае уменьшится. Но даже если цена подрастет, сокращение прибыли от уменьшения объемов продаж оказывается почти всегда большим, чем дополнительные поступления за счет роста цен. И самое неприятное: ОПЕК борется за поддержание цены, сокращая производство, а освобождающееся место на рынке заполняют страны, не входящие в картель. Россия, например.

Между тем цена держится безо всяких специальных усилий. А Бен Бернанке, руководитель Федеральной резервной системы США, вообще пообещал, что к концу года рецессия закончится. Мол, худшее позади. Правда, к меду, как положено, подмешено было некоторое количество дегтя, причем не ложка на бочку, а, пожалуй, в пропорции 50 на 50. Бернанке признался, что его ведомство вынуждено теперь «печатать больше долларов». Конец рецессии еще только обещают, а бумажные деньги печатают уже сегодня, так что ждите инфляции. Валютные биржи отреагировали на признание Бернанке понижением курса американского доллара. Что, возможно, вполне соответствовало его намерениям – чем дешевле доллар, тем выше конкурентоспособность американских предприятий.

Журналисты тут же припомнили Бернанке, что он уже несколько раз делал оптимистические прогнозы. Сначала утверждал, что серьезный кризис экономике США не грозит, а потом с уверенностью обещал, что спад закончится не позднее декабря 2008 года. Так что словам главного федерального банкира давно уже не верят. Но все равно приятнее слушать хорошие новости, чем плохие.

Американская пресса связывает улучшение ситуации с деятельностью нового президента. Не то чтобы Барак Обама чего-то конкретного добился. И все же психологическая обстановка в стране улучшилась. Любимое слово нынешнего американского лидера — «доверие» (confidence). И он, похоже, действительно создает вокруг себя и своей администрации атмосферу доверия. Люди стараются, трудятся в своих кабинетах днем и ночью. Вроде бы верят в то, что говорят, да и слово держат. Обещал же Обама вывести войска из Ирака – и уже приступает к этому. Поэтапно, конечно, но выводит. Правда, параллельно войска наращиваются в Афганистане, но и об этом Обама во время избирательной кампании честно предупреждал.

Появление в Белом доме президента, который не обманывает избирателя или, по крайней мере, не врет ему нагло, само по себе уже оказывается в США чем-то вроде сенсации. Настолько, что начинает выступать в качестве фактора социально-экономической жизни. Настроение людей улучшилось, оптимизм отразился на потребительской активности. Бизнес тоже испытывает к администрации доверие. Ничего особенно неприятного для корпораций президент пока не делает, налоги не повышает, помощь раздает активно. Можно только радоваться.

Увы, позитивному настрою американского общества не суждено было длиться долго. Психологический климат резко изменился, когда живущая за счет государственной поддержки страховая группа AIG объявила сумму бонусов, предназначенных для выплаты своим топ-менеджерам. Выяснилось, что господа, которые не только довели до банкротства собственную компанию, но и нанесли впечатляющий ущерб американской и мировой экономике, в качестве вознаграждения за свои труды получат скромную премию в размере 165 миллионов долларов. И еще примерно 300 миллионов долларов выделено на другие, не менее скандальные платежи. Что особенно неприятно, все эти деньги будут выплачены за счет американского налогоплательщика, поскольку своих у AIG давно уже нет. Правительство выделяет огромные средства для спасения компании от банкротства, и вот куда идут деньги.

В то время как миллионы американцев теряют не только работу, но и свои дома и прочее имущество, приобретенное в долг, корпоративная элита не желает поступиться ни центом. Это уже не просто пир во время чумы, а пир за счет зачумленных.

Скандал разразился нешуточный, первые лица в Вашингтоне, будь то сам Обама, Бернанке или главный финансист администрации Ларри Соммерс, дружно клеймили позором жадных капиталистов, но одновременно разводили руками с выражением полной беспомощности. Бонусы прописаны в контрактах, а США, как объяснил Соммерс, – это страна, где соблюдают законы. Раз контракт был – еще до начала кризиса – подписан, он должен выполняться.

Публику это почему-то не убедило – миллионы людей в США сегодня вынуждены соглашаться на пересмотр своих контрактов и понижение доходов, причем совсем недавно правительство само настаивало на снижении зарплат рабочим автопрома, выдвигая это требование в качестве условия получения отраслью помощи из бюджета.

Обескураженный Обама пригрозил, что попытается отнять у менеджеров AIG их премиальные деньги. Обещал нанять юристов и затеять судебное разбирательство. Конгрессмены пригрозили принять закон о 90-процентном налоге на премиальные выплаты менеджерам компаний, получающих государственную помощь. Пресса признавалась, что настроение публики можно выразить одной фразой: «Линчевать их всех!»

Менеджеры AIG начали «добровольно» возвращать деньги. Правда, не совсем ясно, собираются они вернуть все или только часть – об этом и чиновники, и сами герои скандала тактично умалчивают. Другие банки и компании, предчувствуя недоброе, принялись пересматривать контракты топ-менеджеров… повышая им жалование. Как будет с премиальными, непонятно, а вот законную зарплату правительство не отнимет ни при каких обстоятельствах.

С трудом завоеванное доверие резко пошатнулось. Бессилие администрации перед лицом крупного бизнеса шокировало публику, ожидающую, что Обама положит конец корпоративному беспределу последних лет. Но если даже теперь деньги удастся вернуть, то произошло это не благодаря усилиям администрации, а в результате публичного скандала, в значительной мере вопреки действиям таких ключевых чиновников администрации, как Ларри Соммерс.

«Что это, беспомощность или пособничество?» – гневно спрашивают наиболее радикальные комментаторы. Если инвесторы еще готовы выражать оптимизм, то рядовой американец испытывает, скорее, обиду и раздражение. Какие бы результаты ни демонстрировала биржа, безработица в стране растет, а зарплата падает. Вряд ли это можно назвать хорошей новостью…

Надо отдать должное Обаме – скандал с AIG он активно пытается использовать для того, чтобы принудить конгресс принять подготовленный его командой бюджет. В этом бюджете многое раздражает депутатов: многомиллиардные расходы на создание общедоступной бесплатной медицины, которой в Америке до сих пор нет, экологическая программа, предполагающая значительные инвестиции в создание новой энергетики, а главное – повышение подоходного налога на богатых. Речь идет только о сверхкрупных доходах, которые рядовому американцу и во сне не привидятся, но именно поэтому конгрессмены крайне негативно относятся к новым налогам. После скандала с AIG ситуация может измениться. Законодатели, открыто защищающие «жирных котов», рискуют потерять поддержку электората.

Тем не менее консервативное большинство конгресса, объединяющее республиканцев и демократов, сделает все возможное, чтобы урезать предложенный президентом бюджет и, по сути, сорвать его экономический план. Настоящая политическая борьба в Вашингтоне еще только начинается.

Между тем долгосрочные причины кризиса не преодолены, огромное количество неоплатных «плохих долгов» продолжает тянуть банковскую систему вниз, а структурные диспропорции между отраслями даже усугубились – большая часть средств ушла на спасение финансового сектора, что отнюдь не гарантирует быстрый рост производства. Кризис, несколько менее остро сказывающийся сейчас в США, начинает бить по другим странам, прежде всего по Китаю, где за последние полтора-два месяца безработица выросла на 26 миллионов человек. Цифра астрономическая даже по масштабам Поднебесной империи.

На самом деле мы наблюдаем классическую динамику, сопровождающую развитие любого кризиса. Первые пакеты антикризисных мер, принятые в конце 2008 года, дали определенный эффект. Они не остановили кризис, не переломили тенденцию, но обеспечили краткосрочную стабилизацию. В экономику США закачаны грандиозные средства, причем не только американским правительством, но и другими странами, от Китая до России. Неудивительно, что в тактическом плане положение дел немного улучшилось. Однако если за этими краткосрочными мерами не последует что-то очень радикальное и новаторское, то кризис возобновится с новой силой, как только эффект первых денежных вливаний будет исчерпан. Причем, действуя таким образом, надо постоянно увеличивать дозу лекарства. Тут одно из двух: либо деньги кончатся, либо инфляция выйдет из-под контроля. Так что рассказ Бернанке про напечатанные им доллары не может не настораживать.

Никаких радикальных перемен пока никто не осуществляет. Хуже того, очередная стабилизация воспринимается как аргумент в пользу того, чтобы все оставить по-старому. Зачем что-то менять, если кризис сам пройдет?

Так что оптимизм временной стабилизации грозит обернуться новым потоком плохих новостей. Эффект осенне-зимнего антикризисного пакета будет исчерпан, скорее всего, уже к концу весны. Тогда и начнется самое интересное.

Свет в туннеле бывает по двум причинам. Либо действительно виден выход из подземелья, либо кто-то просто забыл в туннеле фонарь.

На сей раз можно с полной уверенностью говорить – до конца пути еще очень и очень далеко.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.