Россия в шаге от бюджетного кризиса

Ситуация в бюджетной системе России стремительно ухудшается. По сути, под удар поставлен весь принятый бюджет — он становится в принципе нереализуемым и неисполнимым. С формальной точки зрения поводов для беспокойства нет — по итогам января-мая текущего года зафиксирован профицит федерального бюджета в размере 128,4 млрд руб., что эквивалентно 0,5% ВВП. Однако на деле ситуация складывается заметно хуже — формирование излишков в бюджетной системе, которыми гордятся чиновники, не обусловлено активизацией экономической активности и повышением эффективности бюджетной системы.

Прежде всего, профицит удалось получить благодаря исключительно благоприятному маю — в этом месяце Минфин отчитался о профиците в размере 132,1 млрд руб., что превышает 2,5% ВВП. Именно благодаря последнему весеннему месяцу удалось закрыть дефицит, зафиксированный в январе-апреле текущего года в размере 72 млрд руб. (0,4% ВВП).

Во-вторых, и это крайне важно — формальный профицит федерального бюджета, вызывающий острые приступы экстаза в Правительстве, обусловлен продолжающейся на протяжении многих лет «вставания с колен» практикой хронического недофинансирования приоритетных направлений социально-экономического развития. Речь идёт о недофинансировании в рамках уже принятого бюджета и предусмотренных им ассигнований расходов на национальную экономику, базовую технологическую инфраструктуру (электроэнергия, дороги, транспорт и т.д.), ЖКХ, науку, образование, здравоохранение, культуру, спорт, охрану окружающей среды и т.д.

Дабы не быть голословными, перейдем к цифрам. По итогам первых пяти месяцев 2013г., согласно предварительным оценкам Минфина, доходная ведомость федерального бюджета исполнена на 39,8% (поступило свыше 5,114 трлн руб.), тогда как расходная часть бюджета, в соответствии с многолетней практикой, исполнена лишь на 37,2% (выделено и израсходовано порядка 4,986 трлн руб.). И это притом, что в случае равномерного и последовательного (т.е. без затягивания сроков выделения ресурсов) исполнения расходной ведомости, предусмотренной законом о федеральном бюджете, по итогам первых пяти месяцев должно было быть перечислено порядка 41,6% подлежащих выделению финансовых ресурсов. По факту выделено менее 37,2% — на 4,5 процентных пункта меньше запланированной величины.

Скажете, не такой уж большой показатель? В январе-июне тенденции по недофинансированию ключевых направлений социально-экономического развития, без которых немыслимо преодоление пресловутого «сырьевого проклятия», возрождение наукоёмких производств и подъём отечественной обрабатывающей промышленности высоких переделов, продолжили закрепляться — по итогам первого полугодия профицит федерального бюджета достиг 306,8 млрд руб., что превышает 1% ВВП. Притом что первичный профицит федерального бюджета и вовсе превысил планку в 1,5% ВВП — 482,7 млрд руб.

Крайне благоприятным для руководства Минфина, продолжающего по инерции исповедовать псевдонаучную доктрину «рыночного фундаментализма» и под любым предлогом изымающего из российской экономики якобы незаработанные нефтедоллары, оказался июнь — профицит бюджета составил 148,6 млрд руб., что составляет порядка 2,1% ВВП России. И не вызывает совершенно никакого удивления причина столь впечатляющих финансовых результатов российской бюджетной системы — ей стали отнюдь не оживление стремительно затухающей российской экономики, не выход из коматозного состояния отечественной промышленности, не активизация инвестиционной и потребительской активности. В очередной раз получить положительное сальдо баланса расходов и доходов федерального бюджета чиновникам Минфина удалось за счет пагубной практики «придерживания» расходов и затягивания сроков выделения бюджетных ассигнований.

Показательно, что по итогам первого полугодия доходная часть бюджета исполнена на 48,6% от запланированного на бюджетный и календарный год уровня.

Тогда как за счет недофинансирования сельского хозяйства, ЖКХ, инфраструктуры, наукоёмких производств, НИОКР, науки, среднего, технического и высшего образования, СМИ, культуры, спорта, здравоохранения Минфину удалось под разными предлогами сорвать сроки выделения бюджетных ресурсов и исполнить расходную ведомость менее чем на 44,4%. Если еще в январе-мае разрыв между исполнением доходной и расходной части федерального бюджета составлял 2,6%, то по итогам января-июня эта пропасть расширилась до ужасающих 4,2%.

Судя по всему, руководство Минфина стремится выслужиться перед руководством страны, поставившим задачу придерживаться «бюджетной дисциплины», и всеми силами пытается избежать нехватки средств в бюджете и свести бюджет без дефицита. Причем даже несущественный дефицит бюджета, если бы он был обусловлен реализацией инструментов поддержки малого и среднего бизнеса в производственном секторе и развития инфраструктуры, не являлся бы критическим в ситуации, когда у Минфина по сути без дела (если таковым не считать финансирование бюджетных дефицитов США и стран Еврозоны) на счетах в Центральном банке России (средства Резервного фонда и ФНБ) и в коммерческих банках не лежало без малого 6,2 трлн руб. Тогда как размер внутреннего государственного долга в узком определении (т.е. без учета принадлежащих государству компаний и банков) не превышает 9% ВВП (порядка 4 трлн руб.), а внешний долг правительства составляет менее 49,6 млрд долларов (1,5 трлн руб.).

При этом совершенно непонятно, каким образом министр финансов Антон Силуанов планирует недополучить по итогам всего 2013г. порядка 1 трлн руб. в связи с выпадающими бюджетными доходами. И даже обещает посягнуть на «святая святых» кудриномики» — залезть в нефтегазовую кубышку и частично использовать средства Резервного фонда для финансирования бюджетных дефицитов. В этой связи становится в принципе не объясним оптимизм сотрудников Минфина, которые ещё осенью 2013г., лоббируя принятие пресловутого «бюджетного правила», прогнозировали по итогам 2013г. при искусственно созданном дефиците бюджета в 0,8% ВВП изъять из экономики якобы незаработанные 1,1 трлн руб. и направить их на пополнение «подушки безопасности», которая в условиях отказа властей от структурно-технологической модернизации и развития научно-технического потенциала превращается «гробовую заначку».

Это наглядно демонстрирует, с одной стороны, аналитическую дисфункцию руководства Минфина и неадекватность его макроэкономических прогнозов, которые оказались настолько радужными и оторванными от действительности, что федеральный бюджет рассыпается буквально на глазах. При том что заложенные в бюджете прогнозные ориентиры по ценам на нефть в общем и целом исполняются без существенных отклонений — 107,2 долларов на смесь Urals в январе-мае 2013г. против заложенных в бюджете 97 долларов за баррель.

А ведь ещё осенью 2012г. видные отечественные макроэкономисты (в частности академики С.Глазьев и О.Богомолов, а также В.Катасонов, М.Делягин, М.Хазин, Ю.Болдырев, В.Симчера, М.Мусин, О.Сухарев, С.Губанов и т.д.) называли вещи своими именами и открыто заявляли, что заложенные в бюджете ключевые макроэкономические ориентиры и прогнозы не имеют под собой никаких оснований и, скорее, напоминают псевдонаучную «маниловщину» и попытку выдать желаемое за действительное, чем результат объективных научных исследований.

А во-вторых, и это не менее важно, подобного рода заявления руководства Минфина со всей очевидностью демонстрируют критическую зависимость российской бюджетной системы (а с ней и всей экономики и социальной сферы) от конъюнктуры сырьевых рынков, а, следовательно, биржевых игр международных финансовых спекулянтов и руководства системообразующих центральных банков мира (ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, Банк Швейцарии и т.д.). А также беспомощность российских чиновников в вопросах активизации внутренних источников роста экономики и бюджетных доходов — даже в условиях стабильно высоких цен на энергоносители российская экономика впала в кому, из которой нынешнее правительство просто не в силах её вывести.

Да, действительно, налоги и платежи, администрируемые Федеральной налоговой службой, исполнены лишь на 47,2% — это закономерный результат затухания российской экономики и разрастающихся кризисных тенденций в производственном комплексе. Однако благодаря Федеральной таможенной службе, ответственной за наполнение бюджета от внешнеэкономической деятельности (прежде всего, речь идет о нефтегазовых доходах), Минфин вполне может закончить текущий год без заимствований и распечатывания средств Резервного фонда. Напомним, что по линии ФТС налоги и платежи администрируются с опережением графика и перевыполнением плана — исполнение доходной части достигает 53,1%.

Другими словами, единственная надежда Минфина на избежание дефицита бюджета в текущем году — святая вера в благоприятную ценовую конъюнктуру на рынке сырьевых товаров (прежде всего, на рынке нефти) и продолжение реализации удушающей политики срыва исполнения бюджета и затягивание под любыми предлогами сроков перечисления запланированных в бюджете средств на финансирование экономики, обрабатывающей промышленности, наукоёмких производств, инфраструктуры, ЖКХ, науки, образования, здравоохранения и прочих социальных расходов. Которые традиционно воспринимаются Минфином и учениками Гайдара в качестве лишних и необязательных трат — т.е. того самого социального бремени, с которым они боролись на протяжении 1990-х годов, обернувшихся социально-экономической катастрофой.

Стоит упомянуть, что согласно федеральному закону о федеральном бюджете от 7 июня 2013г., дефицит бюджета в текущем году должен составить 0,8% ВВП, или 521,4 млрд руб., доходы — 12,866 трлн руб., расходы — 13,387 трлн руб., нефтегазовые доходы — 5,926 трлн руб. Судя по всему, об указанных «безоблачных» параметрах бюджета можно смело забыть — сильнейший с кризисного 2009г. обвал производственной, инвестиционной, потребительской и внешнеторговой активности не оставляет российской бюджетной системе, 50% доходной части которой на федеральном уровне обеспечивается за счет поступлений от нефтегазового комплекса, никаких шансов устоять.

Стоит вернуться к вопросу о необходимости привлечения внешних источников финансирования, о которых в последние месяцы все активней и недвусмысленней намекают в Минфине. Напомним, что по состоянию на 1 июля 2013г. на счетах Минфина в Центральном банке и в коммерческих банках без дела лежало порядка 6,6 трлн руб. — практически половина расходной части федерального бюджета России, запланированной на 2013г.

Совокупный объем средств Резервного фонда в рублевом эквиваленте составляет 2,77 трлн руб., а Фонда национального благосостояния — 2,82 трлн руб. В строгом соответствии с псевдонаучными догмами «кудриномики» и «Вашингтонского консенсуса», которые призваны не допустить существование на территории России какой бы то ни было национальной обрабатывающей промышленности и наукоемких производств, эти средства стерилизованы и выведены за пределы российской экономики и финансируют научно-технический прогресс и модернизацию на территории стратегических конкурентов России (США, Еврозона, Япония, Великобритания и т.д.). Еще без малого 1,2 трлн руб. размещены Минфином и Федеральным казначейством на счетах и депозитах в коммерческих и уполномоченных банках и также являются временно свободными и неиспользуемыми финансовыми ресурсами.

Однако это нисколько не помешало Минфину при профицитном консолидированном бюджете (а в отдельные периоде и профицитном федеральном бюджете) и лежащих без дела на корреспондентских счетах в американских банках триллионах рублей продолжить занимать на внутреннем и внешнем рынке. Показательно, что в одном только 2010г. и только на внутреннем рынке Минфин умудрился занять свыше 650 млрд руб., в 2011г. — 1,1 трлн руб., а в 2012г. — порядка 550 млрд руб. В 2013г., согласно принятому ФЗ о федеральном бюджете, Минфин планирует привлечь как минимум 346,3 млрд руб.

Как показывает практика предыдущих лет, линейная и примитивная логика исполнения бюджетного процесса для Минфина важнее, чем здравый смысл и национальные интересы — даже в случае бюджетного излишка Минфин умудрится занять на внутреннем и внешнем рынке им же предварительно изъятые и вывезенные туда государственные финансовые ресурсы, направив их на увеличение «нефтегазовой кубышки»: ФНБ и Резервного фонда.

Мы видим, что Минфин продолжает с редким упорством пытаться свести бюджет без дефицита ценой удушения остатков отечественной несырьевой промышленности, структурной и технологической деградации народного хозяйства, блокирования модернизации и закрепления за Россией статуса сырьевой колонии, финансового резервуара, «отверточной площадки» и рынка сбыта для продукции транснациональных корпораций.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.