Россия в ВТО: что будет с молоком, хлебом и автомобилям

Игорь Коровкин, исполнительный директор Объединения автопроизводителей России:

«Чего мы ожидаем — это ввоз поддержанных автомобилей, если не будет принято постановление об утилизационных сборах. Прогнозируем повышенный рост поддержанных автомобилей на территории России. За счет ввоза поддержанных автомобилей может сократиться производство автомобилей в России. А сокращение производства — это сокращение рабочих мест, сокращение налоговых отчислений и так далее. Речь идет о всем автопроме — российском и тех компаниях, которые организовали производство на территории России.

Я думаю, цены на автомобили не изменятся. Они останутся такими, какие есть. Ни один из дилеров не будет снижать цены, потому что это будет упущенная выгода. Вполне возможно, что цена на автомобили будет повышаться: растет стоимость ресурсов, растет стоимость энергии, есть инфляция — тут никуда не денешься. Инфляционная составляющая всегда присутствует при росте цен, в том числе на продукцию автомобилестроения».

Андрей Разбродин, первый вице-президент Российского cоюза предпринимателей текстильной и легкой промышленности:

«Легкая промышленность плохо отреагирует на вступление России в ВТО. С уверенностью можно сказать, что доля легкой и текстильной отрасли в общем объеме продаваемой продукции сократится, сократится и количество предприятий. В конечном итоге это плохо скажется на потребителе. Нельзя рассматривать интересы потребителя только с точки зрения того, снизится ли цена на продукцию — важно то, какое качество мы потребляем и какие мы имеем рычаги противостояния завозу некачественных вещей. С этой точки зрения отечественного производителя проще проконтролировать. Как правило, все российские производители стремятся к тому, чтобы продукция имела понятные и качественные параметры.

Мы окончательно потеряем свой рынок внутреннего производства. Наша отрасль наиболее пострадавшая с точки зрения открытости и снижения всех пошлин. Ее просто сдали в чистом виде. Пошлины снижены, а в ответ отрасль не получила никаких мер по компенсации. Какое-то количество предприятий, безусловно, выживет, прежде всего это предприятия по производству нетканых материалов. Наиболее тяжелая ситуация в традиционном текстильном производстве. Прядильные мощности мы в значительной степени уже потеряли, а следом пойдут ткацкие мощности. И в скором будущем, за исключением очень специфических предприятий, мы перестанем выпускать ткани на территории России. Вся наша швейная промышленность будет целиком зависеть от импортных тканей. Сейчас она зависит на 80%, а будет на все 100».

Владимир Боглаев, генеральный директор Череповецкого литейно-механического завода:

«Проблема не в том, что наше машиностроение неконкурентноспособно. Дело в том, что с заходом в Россию высокотехнологичного продукта эту битву проиграют не только конечные производители, но и вся цепочка поставщиков этого неконкурентного продукта будет уничтожена. Рабочие места будут сокращаться. В лучшем случае на что мы можем рассчитывать — это на быструю смерть предприятий машиностроительного комплекса. В замен будут организованы сборочные предприятия. Они, может быть, сумеют сохранить конечный объем производства на нынешнем уровне. Но количество машин, сошедших с конвейера, не будет отвечать количеству людей, которые сейчас заняты в отрасли. Без работы останутся основные производители агрегатов, которые входят в состав тех или иных машин. Призывать их к конкурентноспособности бесполезно, потому что у них нет рынка. Им некуда пойти — они не пойдут в магазины, аптеки и парикмахерские, а государство обязано их кормить, потому что поддержание уровня жизни населения — это обязанность государства.

Первая мысль, которая может возникнуть — цены на машины упадут. Но на цену влияют не пошлины, а спрос и предложение. Некоторое снижение цены на импортный товар не будет поддержано соответствующим уровнем дохода населения. И тот факт, что часы Cartier несколько упадут в цене, для большого количества населения страны не будет принципиально важно».

Галина Бобылева, генеральный директор Российского птицеводческого союза:

«Сегодня наша отрасль технологически оснащена, мы имеем экономические показатели на уровне мировых. Если в 90-х отрасль была развита недостаточно, то сегодня птицеводство — одна из более подготовленных отраслей агропромышленного комплекса. Нашу потребность в мясе птицы и яйце — а это 3,5 — 3,6 миллиона тонн — мы закрываем отечественным производством. В условиях вступления в ВТО предусмотрены поставки по импорту, но они нам по большому счету не нужны. За эти годы мы приучили наше население к качественному продукту: 60% мяса птицы наше население приобретает в охлажденном виде — это то, что из-за рубежа поставить невозможно. Мы практически полностью удовлетворяем нашего потребителя. Если из-за рубежа будет поступать продукция, то никогда она не будет и дешевой, и качественной. Большой конкуренции для наших птицеводческих предприятий мы не видим. Мы поставляем на прилавок совершенно другой вид продукции, и мы спокойно можем конкурировать с окорочком или каким-то другим продуктом. Сложности, конечно, будут. Но большой проблемы от вступления в ВТО мы в нашей отрасли не видим».

Ия Пьянзина, пресс-секретарь Российской гильдии пекарей и кондитеров:

«Вступление в ВТО существенно на нашей отрасли не отразится, мы не ожидаем негативных последствий. Российские пекари не продают произведенный хлеб за рубежом. Структура рынка вряд ли будет меняться. Хлеб должен производиться и продаваться в шаговой доступности. Везти хлеб во Владивосток из Германии не имеет смысла. Скорее всего, после присоединения к ВТО не будут меняться и цены на хлеб — здесь стабильная зависимость цен от естественных монополий.

Отечественный хлебопекарный сектор ждет от иностранных партнеров новые технологии и оборудование. Ведущие производители хлебопекарного и кондитерского оборудования находятся за рубежом. Оборудование довольно дорогое, и на данный момент многим нашим пекарям недоступно. Мы надеемся, что при вступлении в ВТО оно будет подешевле и подоступнее».

Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока:

«На начальном этапе потребитель не прочувствует изменений. Потребуется время, прежде чем произойдет переходный период. В первый год какого-то резкого изменения для потребителя не будет. Ни о каком снижении цен речи быть не может, вряд ли появится какой-то дополнительный ассортимент. Что касается производителя, то тут уже более серьезный вопрос — насколько наше государство будет держать оборону с точки зрения всех правовых вопросов, связанных с вступлением в ВТО. Все государства в составе ВТО используют правовые трюки и хитрости для защиты своих производителей и своего рынка. Если мы войдем как наивные пионеры, выполняя все правила ВТО, ничего не оспаривая, то может появиться очень серьезное давление импорта, которое окажет негативное влияние на российского производителя. Его будут постепенно вытеснять с рынка. Это, конечно, негативно отразится на производителях. Если мы не будем использовать все возможности защитных мер, то мы поставим в невыгодные условия отечественного производителя. Это приведет к увеличению доли импорта на рынке, а импорт сможет диктовать условия по ценообразованию и по качеству. Но отечественная продукция имеет одно большое преимущество — она однозначно будет свежее. Сейчас мы находимся на перекрестке, теперь вопрос, как мы воспользуемся ситуацией. И это не вопрос того, насколько мы, производители, будем эффективно или неэффективно работать, вопрос в том, насколько государство будет соответствовать всем хитростям ВТО».

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.