Почему милиция не любит бизнесменов, но берет от них взятки

Президент Дмитрий Медведев позиционирует себя как защитник прав малых и средних предпринимателей. Именно ему принадлежит ставший крылатым призыв к правоохранительным органам «не кошмарить» бизнес. Власть регулярно обсуждает меры поддержки бизнесменов, сокращение налогового бремени, на рассмотрении в Госдуме находится закон о снижении числа проверок. Однако пока отношения бизнеса с правоохранительными структурами оставляют желать лучшего. «Попасться под руку» милиции практически наверняка чревато судебным преследованием — если, конечно, не дать вовремя взятку. И свет в конце тоннеля в этом направлении практически не виден. Вот и получается, что люди попросту боятся открыть свое дело — «а вдруг засудят?» Даже если лично вы чисты перед законом, не факт, что вас не подставят конкуренты, более тесно дружащие с милицией. Да и вообще, закон, как известно, что дышло… Словом, стереотипов вокруг отношений бизнеса и защитников закона предостаточно, и для них есть объективные основания. Почему так происходит? Ответ на этот вопрос попытались найти участники состоявшегося сегодня круглого стола.

Все дело в чрезмерной криминализации общества, считает первый заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев. Несмотря на то, что в 2003 году был принят новый, более либеральный Уголовный кодекс, правоприменительная практика осталась прежней. Поэтому по количеству осужденных на 100 тыс. населения мы находимся на первом месте в мире. Проще говоря, сидят все. Судьи боятся выносить оправдательные приговоры — дескать, их обвинят в коррупции. Кроме того, лишь 30% судей сегодня являются работниками правоохранительных органов, остальных можно назвать компетентными лишь с большой натяжкой. И многим проще перестраховаться и осудить человека, пусть даже нет весомых доказательств его вины. В итоге из примерно 1,2 млн уголовных дел, возбуждаемых ежегодно, лишь по 10-12 тыс. выносятся оправдательные приговоры. Остальные фигуранты наказываются в соответствии с тяжестью совершенного деяния. Ежегодно в России находятся в местах заключения 885 тыс. человек.

По данным социологов, лишь 4,5% россиян сейчас так или иначе заняты в малом и среднем бизнесе, а 36% хотят им заняться. Более или менее успешно занимаются частной практикой дизайнеры, программисты, архитекторы, нотариусы — словом, те, чей бизнес зависит от себя и еще пары-тройки человек, говорит В.Груздев. А вот начать с нуля собственное дело, создав затем большую компанию, вообще никто не готов. Большинство молодежи идет в госсектор, в крайнем случае, в крупные частные компании. Видимо, такой путь им кажется легче. Между тем Д.Медведев сформулировал задачу довести долю малого и среднего бизнеса в ВВП до 70%. Интересно, кто будет воплощать эти планы?

Как заявили присутствовавшие на мероприятии представители Торгово-промышленной палаты РФ, отношения бизнеса и правоохранительных органов развиваются противоречиво еще и потому, что «наши бизнесмены выросли (и до сих пор вырастают) из криминальных штанишек». А это означает, что конфликты со стражами закона просто не могут не возникнуть. Последние априори смотрят на бизнесменов, как на криминальных элементов и нарушителей закона. Те же, в свою очередь, предпочитают «договориться» с милицией привычными средствами, то есть с помощью взятки. Лишь крупный бизнес имеет возможность и средства выстраивать сложные схемы взаимодействия с правоохранительными органами, привлекая в эти схемы СМИ и пиар-компании. Но разве будет заниматься этим обычный владелец палатки?

Из этого произрастает коррупция, за высокий уровень которой нас ругают международные организации, такие как Transparency International. По мнению участников круглого стола, она уже выходит за рамки уголовного кодекса. Коррупция затрагивает сферу законодательства, государственного строительства, идеологии, наконец, административной реформы. Если победить ее, то отношения между бизнесом и правоохранительными органами можно будет начать с чистого листа.

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Валентина Иванова отмечает важность продвижения в бизнес-среду образовательных программ. Не секрет, что у большинства начинающих мелких бизнесменов нет не то что сертификата MBA, но и «корочки» об окончании самых обычных менеджерских курсов. Между тем, начав свое дело, он сталкивается с целым рядом серьезных проблем. Опыт общения с налоговой инспекцией, чиновниками, всевозможными инстанциями наживается не один год. А поскольку у многих просто нет времени и желания изучать премудрости законодательства, им проще опять-таки «войти в тесный контакт» с тем же налоговиком. Вот вам и первопричина коррупции — элементарная неграмотность. Правительство сегодня делает немало для повышения финансовой грамотности населения. Так почему же не развивать программы по бизнес-образованию будущих и настоящих предпринимателей? Вовсе не обязательно давать всем высшее образование, хотя о введении в вузовскую программу «навыков начинающего бизнесмена» в том или ином виде задуматься стоит. Но почему бы не создать хотя бы краткосрочные курсы? Тогда люди будут учиться сами себя защищать, да и просто хотя бы знать свои права.

Особое внимание следует уделить квалификации судей. По мнению экспертов, лучший судья — это адвокат. Он максимально объективно способен оценить суть дела и, самое главное, независим. Вообще, важно, чтобы в суды приходили объективные, грамотные юристы, которые понимают, что отправить человека за решетку без веских на то оснований нельзя. В большинстве случаев, если речь не идет о серьезном преступлении, можно ограничиться штрафами, подписками о невыезде и другими мерами пресечения, не связанными с лишением свободы. Понятно, что очень часто речь идет не о злом умысле, а о банальной ошибке, неграмотности и т.п. Но сегодня, вместо того, чтобы отделять настоящих преступников от мнимых, судьи озабочены тем, чтобы арестовать человека повторно, найти другие составы преступления, если видно, что дело «разваливается» на глазах. Цель суда не посадить любой ценой, а разобраться, считают участники дискуссии. Но для того, чтобы презумпция невиновности стала абсолютной ценностью, надо развивать гражданское общество. А вот с этим в России сейчас как раз дела обстоят неважно…

Наталья Бокарева

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.