Настоящий глава «Газпрома» — покажитесь, пожалуйста

Великая газовая война между Россией и Украиной закончилась, и пришло время оценить ее итоги. На первый взгляд ситуация выглядит многообещающей. Страны наконец заключили 'нормальное' долгосрочное соглашение по газовым вопросам. Цены на 'голубое топливо' и тарифы за транзит теперь привязаны к рыночным механизмам, и основаны на четких принципах. Устранены элементы произвола и сомнительные посредники. Средняя цена на газ в 2009 г. вероятно составит 230 долларов за тысячу кубометров, в то время как инвестиционные банки прогнозировали цифру в 250 долларов.

Премьер-министр Владимир Путин утверждал, что Украина обязана обеспечить гарантированный транзит российского газа, поскольку Киев ратифицировал Договор к Энергетической хартии (Energy Charter Treaty); Москва, кстати, этого до сих пор не сделала. Он сетовал на то, что 'Евросоюз. . . ставит на одну доску Украину и Россию', однако в данном случае поставщик также обязан предоставить закупаемое топливо. Точнее всего ситуацию оценила, пожалуй, газета 'Ведомости': 'Надежность 'Газпрома' как поставщика . . . неотделима от надежности Украины как транзитера'.

Коррупция и внутриполитические процессы на Украине, несомненно, играли важную роль в конфликте, где главными антагонистами были премьер-министр Юлия Тимошенко и Дмитрий Фирташ, совладелец сомнительной посреднической фирмы RosUkrEnergo. И Тимошенко, и Путин утверждают, что именно RosUkrEnergo через украинского президента Виктора Ющенко добилась срыва переговоров по газу 31 декабря.

Условия урегулирования конфликта можно расценить как выдающийся успех Тимошенко. RosUkrEnergo исключена из российско-украинского газового товарооборота, в результате чего она лишится прибылей в размере как минимум миллиарда долларов в год. На пресс-конференции 8 января Путин отрицал знакомство с Фирташем, что вряд ли соответствует действительности, ведь они совместно основали RosUkrEnergo в июле 2004 г. Позднее 'Газпром' продал задолженность этой фирмы в 1,7 миллиарда долларов 'Нафтогазу', что позволило последнему вытеснить Фирташа.

'Наконец, мы убрали большую политическую кормушку, которая кормила несколько политических мощных сил', — заметила Тимошенко. Фирташ, не скупясь, финансировал политические процессы на Украине, вкладывая деньги в основном в Партию регионов Виктора Януковича, но не забывая и администрацию Ющенко. Отказ от услуг RosUkrEnergo очистит украинскую политику от газовых денег. В ходе конфликта Янукович благоразумно держался в тени, но в конечном итоге финансирование его предвыборной кампании вероятно сократится.

Ущерб, понесенный 'Газпромом' в ходе газовой войны, очень велик. Его прямые убытки составили около 2 миллиардов долларов, но куда больший урон нанесен репутации газового монополиста — ведь он проявил себя ненадежным партнером. Теперь клиенты этой государственной компании попытаются ослабить зависимость от ее поставок, но когда проблема заключается в самом 'Газпроме', новые трубопроводы не слишком улучшат положение.

Еще до начала конфликта 'Газпром' создал интернет-сайт, на котором публиковались критические материалы об Украине. Это позволяет предположить, что у Москвы 'чесались кулаки'. В своих обвинениях в адрес Киева 'Газпром' и Путин не стеснялись в выражениях. 'Сегодняшняя ситуация свидетельствует о высокой степени криминализации власти в Украине', — заметил, в частности, российский премьер.

В ходе российско-украинского газового спора в январе 2006 г. котировки акций 'Газпрома' резко подскочили: на инвесторов произвел впечатление тот факт, что компания стремится повысить экспортные расценки в условиях роста цен на энергоносители. Последняя 'газовая война', напротив, обернулась значительным падением его акций, поскольку инвесторам явно не понравилось безответственное отношение компании к потребителям, вызванное попытками искусственно вздуть тарифы за газ в период общего падения мировых цен на энергоносители.

Серьезно пострадали и потребители 'голубого топлива' в Европе, а ЕС показал себя необычайно слабой структурой, не сумевшей извлечь никаких уроков из предыдущих газовых конфликтов.

Впрочем, один из европейских политиков продемонстрировал подлинные лидерские качества — речь идет о германском канцлере Ангеле Меркель. На совместной пресс-конференции с Путиным 16 января Меркель отчитала его, словно учитель — нерадивого школьника, возложив ответственность за происходящее на Москву, и российскому премьеру пришлось проглотить эту горькую пилюлю.

Австрия, Венгрия, Германия, Италия и Франция без лишнего шума накопили запасы 'голубого топлива', достаточные, чтобы продержаться три месяца; они усвоили уроки 2006 г. Теперь другие европейские страны скорее всего также начнут создавать большие запасы и постараются диверсифицировать источники энергоснабжения, хотя это и обойдется очень недешево.

Наиболее сложным сочетанием мотивов из всех участников этой истории руководствовался Путин. Напрямую давая указания 'Газпрому' и взяв на себя переговорный процесс, премьер подтвердил давнее предположение о том, что подлинным главой этой корпорации является именно он. Хотя к 30 декабря Украина полностью расплатилась за поставки, Путин приказал перекрыть газовый вентиль, что делает его главным виновником сложившейся ситуации.

Репутационные потери 'Газпрома' скорее всего отразятся на котировках его акций и кредитном рейтинге. Кроме того, газовый конфликт стал настоящей катастрофой для России во внешнеполитическом плане. На торопливо организованный президентом Дмитрием Медведевым 'газовый саммит' никто из глав государств не приехал: это стало самой сильной 'пощечиной', полученной российской дипломатией за последнее время.

Установлено, что Путин был одним из главных бенефициаров RosUkrEnergo, но теперь он согласился с отстранением этого посредника от российско-украинских газовых трансакций. Более того, возникло впечатление, что премьер паникует: он путался в технических деталях, обвиняя Украину в 'воровстве' ничтожных объемов газа, несопоставимых даже с обычными потерями при транспортировке.

В конечном итоге российскому и украинскому премьеру пришлось положить конец 'газовой войне'. На снимках, публиковавшихся в тот момент в прессе, мы видим уверенную Юлию Тимошенко; у Путина же, напротив, вид был явно расстроенный.

Так зачем же Путин спровоцировал газовый конфликт? Подозреваю, что его главной целью было нагнетание антиукраинского патриотического угара в стране, чтобы укрепить поддержку обществом властей в период экономического спада. Только в этом он, пожалуй, добился успеха. Опрос, проведенный государственной социологической службой ВЦИОМ, показал, что 63% россиян считают Украину единственным виновником конфликта.

Подозреваю также, что Путин надеялся дестабилизировать ситуацию на Украине, сыграв на внутриполитических разногласиях и жестоком экономическом кризисе в этой стране. Если это действительно входило в его намерения, то здесь он потерпел неудачу. У Тимошенко не было иного выхода, кроме исключения RosUkrEnergo: ведь от этого зависело ее собственное политическое выживание.

После того, как Путин и Тимошенко подписали 'газовый мир', на Украине ликвидирован один из крупных источников коррупции. Теперь страна должна реформировать свой 'перевернутый с ног на голову' газовый сектор в целях повышения эффективности и энергосбережения. Украинским властям следует покончить с субсидированием газового импорта, и повысить закупочные цены на газ, добываемый внутри страны, стимулируя тем самым увеличение добычи.

Что же касается ЕС, то ему необходимо серьезнее отнестись к собственной энергетической безопасности. Каковы бы ни были мотивы Путина, он, скорее всего, будет провоцировать новые конфликты — поскольку по мере углубления экономического кризиса ситуация для России и для него лично будет ухудшаться. Евросоюзу пора понять, что единый политический курс в отношении России ему нужен не меньше, чем общая энергетическая политика.

В результате мы можем назвать только двух явных победителей — Тимошенко и Меркель. Список проигравших куда длиннее — Фирташ, европейские потребители газа, 'Газпром', его акционеры, Ющенко, и наконец, но не в последнюю очередь, Путин.

Андерс Аслунд

Андерс Аслунд — старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics), автор книги 'Капиталистическая революция в России: почему рыночные реформы увенчались успехом, а демократизация потерпела неудачу' («Russia's Capitalist Revolution: Why Market Reform Succeeded and Democracy Failed»)

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.