Почему иностранные банки бегут из России

Западные банки некогда рассматривали Россию как огромный неразвитый рынок. Сейчас некоторые иностранные кредиторы меняют свое мнение. В прошлом году как минимум шесть европейских и американских банков объявили о планах сократить или вообще закрыть свои операции в стране. Morgan Stanley продал свое местное ипотечное подразделение в прошлом году, а испанский Banco Santander отказался от обслуживания физических лиц в декабре. Британский Barclays объявил в середине февраля, что закрывает свое розничное подразделение в России, которое он приобрел за 745 миллионов долларов в 2008 году. «Вспомогательные бизнесы не являются частью нашего портфеля», — отметил Ханс-Йорг Рудлофф, председатель подразделения Barclays по инвестиционно-банковской деятельности.

Только 24% домохозяйств в России имеют банковские счета, по данным Credit Suisse. При этом русские старшего поколения, которые были свидетелями того, как их сбережения растаяли во время кризиса 1998 года, по-прежнему с подозрением относятся к банкам. А молодое поколение, наоборот, жаждет потребительских кредитов для финансирования любых покупок – от автомобилей до бытовых приборов. Российская ипотечная система только зарождается, а новый толчок приватизации со стороны правительства должен вызвать подъем инвестиционно-банковской деятельности.

Тем не менее некоторые иностранные банки, включая Barclays и Santander, испытывали проблемы в плане конкурирования с крупными государственными финансовыми институтами. В отчете от 28 февраля Moody’s Investors Service отмечала, что государственные банки контролируют около половины всех активов в банковской системе страны и «наслаждаются преимуществами уникального и непревзойденного доступа к дешевому финансированию и высококачественным заемщикам».

Сбербанк и ВТБ, оба – государственные банки, крупнейшие банки в России по объему активов, набирают влияние. У Сбербанка – порядка двадцати тысяч розничных отделений, и он активно движется в сторону инвестбанкинга. ВТБ, некогда бывший советский банк для внешней торговли, имеет более 530 отделений по всей стране, и его инвестбанковское подразделение является крупнейшим андеррайтером при продажах облигаций и акций. 22 февраля ВТБ достиг соглашения о покупке доли правительства Москвы в Банке Москвы за 3,5 миллиарда долларов – сделка стала самым крупным приобретением, осуществленным кредитором в России.

По мере того как отечественные банки растут и укрепляются, они выдавливают иностранных конкурентов. Swedbank сокращает свой розничный бизнес в России, потому что он не достиг нужных масштабов, чтобы стать прибыльным, отмечает Томас Бактеман, представитель стокгольмской кредитной организации. Группа Rabobank Group из Нидерландов попросила Центральный банк РФ аннулировать ее лицензию в прошлом месяце, с тем, чтобы она могла сконцентрироваться на более многообещающих рынках, таких как рынки Индии и Китая.

Хотя он и отказывается от розничного бизнеса, Barclays тем не менее хочет продолжать строить свой инвестбанковский бизнес в России. Британский банк – один из 22 финансовых институтов, нанятых российским правительством для помощи в продаже государственных активов на 34 миллиарда долларов в ближайшие три года.

Небольшое количество европейских банков также остаются на месте. Société Générale, который купил московский Росбанк в 2008 году, имеет более 16 тысяч сотрудников в России – больше, чем в любой другой стране за пределами Франции. Итальянская группа UniCredit приобрела полный контроль над Международным Московским банком в 2007 году и имеет в России более ста отделений. «Россия – это по-прежнему история роста, и тут есть огромный потенциал для банков, которые могут освоить быстро растущий рынок потребительского кредитования», — говорит банковский аналитик Uralsib Financial Леонид Слипченко.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.